Фехтование ниндзя (синоби кэндзюцу, синоби иайдзюцу)

Ниндзя — таинственные призраки, скрывающиеся в тени. Они способны пробраться в самую защищённую твердыню, чтобы нанести смертельный удар врагу. Умения этих неуловимых наёмников вселяли страх и трепет в людей, придавали им образ ужасающих демонов ночи. На сегодняшний день о бесшумных убийцах знает каждый — дети играют в ниндзя, про них снимаются сотни фильмов, создаются мультипликационные произведения. Образ человека в тёмных одеждах, метающего сюрикены и бегающего по стенам, прочно засел в общественном сознании. Поэтому сегодня трудно сказать, каковы на самом деле были ниндзя, что есть правда, а что — лишь красивая история.

Основы учения ниндзюцу

Главный принцип ниндзюцу – невозможность достичь состояния полной безопасности. Любое действие рождает противодействие. Чем сильнее наносится удар по природному балансу, тем опаснее и разрушительнее будет ответ. Решение проблемы лежит в понимании закономерностей мироздания и умении свести к минимуму негативные последствия от вмешательства в мировую гармонию.

Учение основывается трех группах умений и навыков, которые, образуя стройную систему, позволяли воинам ниндзя противостоять любой угрозе:

  • Первая группа навыков связана с умением извлекать максимальную пользу из условий окружающей среды для успешного выполнения миссии. Ниндзя должны были научиться распознавать следы, становиться неуловимыми для врага, обходить ловушки и устраивать засады. Для этого им нужно было покорить все 5 стихий – Ти (Землю), Суй (Воду), Ка (Огонь), Фу (Воздух) и Ку (Пустоту, или первооснову всего).
  • Вторая группа навыков обеспечивает успех в ведении боя с противником. Сюда включены следующие подразделы:
  • Тайдзюцу – навыки совершенного владения телом;
  • Бу-дзюцу – освоение оружия.
  • Третья группа навыков посвящена духовной практике Нимпо-миккё, с помощью которой мобилизуются внутренние ресурсы организма и постигается первооснова мира – Ку, или Пустота.

Боевые техники ниндзюцу

Историк-японист А.М. Горбылев считает, что система обучения ниндзя основывалась на технике рукопашного боя дзю-дзюцу и на искусстве обращения с оружием под названием будо. При этом самурайские стили ведения боя сильно отличались от бу-дзюцу, которое использовали ниндзя. Основные отличия боевого искусства шпионов в следующем:

  • большее число ударов, по сравнению с дзю-дзюцу самураев;
  • частое использование удушающих приемов как более бесшумных;
  • повышенное внимание к сражениям на ограниченном пространстве (в кустарниках, зарослях бамбука, тесных комнатах с низким потолком и др.). Бой на ограниченной площади вынуждал воинов использовать короткие удары и укороченные варианты оружия. Так, мечи ниндзя были значительно меньшей длины, чем самурайские.
  • предпочтение отдавалось неожиданным нападениям сзади, под покровом ночи или из засады;
  • больше времени уделялось на отработку приемов дезориентации противника, которые позволяли рассекреченному шпиону незаметно скрыться.

Чтобы оторваться от преследователя, воин-ниндзя резко падал под ноги врагу, и тот перелетал через шпиона, лишаясь возможности ориентироваться в пространстве. При нападении сбоку лазутчик внезапно тормозил, пропуская противника вперед и нанося удар мечом со спины.

А.М. Горбылев считает, что искусство ниндзюцу в целом предполагало изучение приемов внезапной атаки. При этом воины избегали открытых боев, стараясь победить раньше, чем будет замечен противником.

Мицу-гомо


© ayakashi-ghost-guild.wikia.com
В старину, как в Европе, так и в Азии лучшим способом для защиты крепостей были рвы. А так как большинство потенциальных жертв ниндзя были людьми из высшего общества, то крепостные рвы постоянно преграждали путь этим бесшумным воинам. В большинстве фильмов они просто перепрыгивают такие рвы, либо перебегают ров прямо по воде. На самом же деле ниндзя могли использовать приспособление под названием «мицу-гомо», что в переводе означает «водяной паук».

Приспособление состояло из четырёх изогнутых деревянных дощечек, соединённых с дощечкой посредине. Историки по сей день не знают, как именно ниндзя использовали это приспособление. Согласно одной теории, центральные дощечки крепились к ногам, и таким образом ниндзя ходили по воде. Эта теория звучит практически по-библейски, но к сожалению, её уже опровергли. Ещё одна теория гласит, что мицу-гомо ниндзя могли использовать как плот, и это звучит правдоподобнее. Скорее всего, мицу-гомо использовались для преодоления болот, чем для хождения по воде.

Экипировка ниндзя

Маскировочный костюм ниндзя назывался синоби-сёдзоку. Он состоял из следующих элементов:

  • уваги (куртки с потайными кармашками);
  • додзимэ (пояса с восьмислойной железной цепью в сердечнике);
  • ига-бакама (штанов с потайным карманом);
  • дзукин (маски, скрывающей лицо);
  • тэкко (накладок на тыльную сторону руки);
  • кяхан или асимаки (ножных обмоток, в которых ниндзя прятали оружие);
  • таби (обуви-носков с отдельным большим пальцем);
  • варадзи (чрезвычайно прочных сандалий);
  • уваппари (верхней куртки, которую можно было использовать в качестве парашюта);
  • нагабукуро («рюкзака» ниндзя).

Переменное одеяние носило название «кавари-гомоно» и являлось разновидностью куртки уваппари. Дополняла костюм ниндзя соломенная шляпа амигаса.

Доспехи воинов-шпионов делились на два типа:

  • полный кольчужный доспех, или кусари-катабира;
  • легкие доспехи из кожи и железных пластин – татами-гусоку.

Защиту воина обеспечивали щиты:

  • круглый тэцу-но камэ;
  • толстый кожаный щит нэрукава-ита.

Вышеуказанные элементы обеспечивали надлежащую защиту и одеяние воина-шпиона.

Костюм ниндзя

Привычные нам чёрные костюмы, по которым каждый может узнать ниндзя, являются, скорее, продуктом кинематографа, чем отражением реального положения вещей. Чёрный цвет не лучшим образом подходит для маскировки, так как встречается в природе крайне редко. Поэтому чаще всего использовались разные оттенки коричневого и серого цветов. Именно они позволяли слиться с окружающим миром наиболее полно. Пресловутый меч ниндзя также не был излюбленным оружием неуловимых лазутчиков. Они предпочитали цепи, плуги, выдвижные копья, сюрикены и прочие инструменты, которые было легко спрятать или выдать за орудия крестьянского труда.

боевые приёмы ниндзя

Маскировочный костюм синоби использовался нечасто, так как в большинстве случаев воины ночи маскировались под окружение, чтобы максимально простым и эффективным способом добраться до цели. В костюме ниндзя было множество карманов, в которые помещались лекарственные травы, яды, иглы и сюрикены, а также иные орудия ведения боя.

Оружие средневековых шпионов

Оружие, которым пользовались воины ниндзя, можно разделить на несколько категорий:

  1. Огнестрельное оружие, или каки, могло быть фитильным, кремневым, духовым и секретным, то есть замаскированным под различные вещи. Например, ружья маскировали под меч Вакидзаси, футляр для кисти и курительную трубку.
  2. Пушки харинуки-дзюцу, в отличие от деревянных мокухо, имели несколько слоев покрытия из бумаги.
  3. В качестве зажигательных средств использовали огненные стрелы, полые бамбуковые трубки, начиненные взрывчатой смесью, и горящие сюрикены.
  4. Часто в ход шли всевозможные яды, позволяющие уничтожить противника и не оставить следов.
  5. В боевых операциях ниндзя пользовались холодным оружием:
  • мечами (ниндзя-то, синоби-гатана);
  • ножами (танто);
  • копьями (сибаки-яри);
  • серповидными копьями (камаяри);
  • секирами (оно);
  • малыми алебардами (конагината);
  • скрытым оружием, замаскированным под другие предметы (сикоми-дзуэ);
  • полусерпами с грузом на цепи – кусари-кама.
  1. Популярным среди ниндзя было метательное оружие:
  • половинный лук (ханкю) и стрелы (юмия);
  • различные виды сюрикенов;
  • отравленные стрелы фукия, которыми стреляли из духового «ружья»;
  • утинэ – короткие стрелы с тяжелым наконечником и т.д.

В сражении воины пользовались также боевыми шестами, дубинками, веревками и цепями.

Тренировки детей-ниндзя

В Японии существовало несколько кланов ниндзя, в которых будущие воины проходили суровую подготовку практически с рождения. Например, колыбель новорожденного специально раскачивали таким образом, чтобы она постоянно ударялась о стену. Из-за частого сотрясения малыш вынужден был напрягать тело, благодаря чему в зрелом возрасте воин мог рефлекторно группировать мышцы при падении.

По правилам клана, обучение боевому искусству проходили дети от восьми лет. До начала взрослых тренировок малыши учились делать следующее:

  1. Молча переносить сильную боль.
  2. Использовать тайный язык, который был известен только представителям определенного клана.
  3. Подражать звукам животных или птиц для незаметной подачи сигнала.
  4. Ловко передвигаться по деревьям, для чего ребенка могли заставить жить в кронах не одну неделю.
  5. Метать предметы точно в цель.
  6. Стойко переносить ненастную погоду (в качестве тренировки дети несколько часов подряд проводить в холодной воде).
  7. Развивать ночное зрение благодаря длительным тренировкам в темное время суток или в пещерах. Кроме того, пища ниндзя была насыщена витамином А.
  8. Надолго задерживать дыхание и быстро перемещаться под водой.
  9. Двигать суставами в любом направлении. Со временем это приводило к серьезнейшим проблемам со здоровьем. Однако ниндзя крайне редко доживали до старости.

Кроме этого, детей учили использовать любые подручные материалы для победы над противником. Вместо игрушек будущие воины играли с настоящим оружием.

Тренировки ниндзя Тренировки ниндзя Тренировки ниндзя

Саото хикиганэ


© Wellcome Images
Пошаговый план заработка на настройке рекламы Вконтакте

Обучитесь рекламе ВКонтакте за 3 дня и начните зарабатывать удаленно от 50 000 р. в месяц.

Записаться на тренинг

Так как ниндзя были шпионами, им был жизненно необходим хороший слух. Иногда они просто подкупали нужных людей, чтобы выведать информацию. Иногда они слушали, как меняется охрана, чтобы составить график смены караула. Вывод один: подслушивание было важной частью работы ниндзя. Для подслушивания использовалось приспособление под названием «саото хикиганэ». Это была «слуховая трубка», конусообразное устройство из металла, иногда — из дерева. Размер трубки мог варьироваться, некоторые трубки были очень маленькими и предназначались для скрытого ношения. Ниндзя прикладывал широкий конец трубки к стенке так, чтобы звук усиливался, проходя через трубку, и достигал уха. Это работало примерно так же, как чашка, прикладываемая к стене.

Подготовка взрослого ниндзя

В пятнадцатилетнем возрасте ниндзя уходили в горы, чтобы приобрести знания монахов-ямабуси. Молодые воины учились готовить яды и лекарства, осваивали приемы бесконтактного боя.

В искусстве перевоплощений шпионам не было равных. Сегодня – толстяк-торговец, завтра – иссохший от голода старец. Лучшие лазутчики употребляли яд, чтобы тело выглядело более изможденным. Даже самый зоркий глаз не мог отличить опасного воина от обычного бродяги.

Ниндзя довольно часто претворялись слабыми или умирающими. Во время боя они могли сделать вид, что признают превосходство соперника и ведут бой с видимой обреченностью. В это время противник совершал смертельную ошибку – ослаблял бдительность, и тут же оказывался побежденным.

Ниндзя умели имитировать предсмертное состояние. Для этого они падали на землю, изображая конвульсии и выплевывая изо рта кровь. Когда обескураженный неприятель подходил ближе, его ждал смертоносный удар.

Ямабуси

Появлением первых ниндзя мир обязан монахам-отшельникам, жившим в горах. Они исповедовали Сингонскую ветвь буддизма и назвались Ямабуси. Эти люди обладали исключительными знаниями о человеке и природе. Они были мастерами траволечения и изготовления ядов, могли как исцелять болезни, так и убивать. Также Ямабуси были знатоками акупунктуры и обладали способностями, значительно превосходившими возможности простого человека.

приёмы ниндзя

Ямабуси закаляли себя изнурительными тренировками, так как считали, что тело — отличный инструмент для воспитания духа. Крестьяне любили и уважали этих таинственных отшельников, так как они могли исцелять болезни людей и животных, спасать урожаи и, как гласят легенды, даже управляли погодой. Познания Ямабуси в естественных науках существенно опережали своё время — они отлично разбирались в астрономии, химии, ботанике, медицине, что лишь усиливало веру в их сверхчеловеческие способности.

Легендарные способности ниндзя

В среднем воины, освоившие искусство ниндзюцу, могли преодолеть за день около сотни километров. Они приучались выбивать двери и переламывать кости противников голыми руками. Ниндзя, использовавшие длинные когти, практически всю жизнь перемещались только по деревьям.

Феноменальная выдержка помогала шпионам высвободиться из ловушек врагов, например, из капкана. Когда времени на освобождение не хватало, лазутчики могли просто отсечь ногу и скрыться от погони, перемещаясь на уцелевших конечностях.

Магией в собственном смысле слова ниндзя не владели. Все приписываемые им сверхъестественные способности вполне объяснимы с точки зрения разума:

  1. «Невидимость» разведчиков-диверсантов достигалась использованием дымовых бомб. Их взрыв вызывал яркую вспышку и фонтан искр, которые дезориентировали врага и давали возможность рассекреченному шпиону незаметно убежать.
  2. Быстро уйти от преследования ниндзя мог и без такой бомбы, если поблизости был водоем. Шпионы могли длительное время оставаться под водой, используя только полую трубку из камыша или ножны от меча.
  3. Лазутчики всегда тщательно готовились к операциям. Поэтому они заранее запоминали расположение скрытых под водой камней. Отсюда легенда об их умении бежать по воде.
  4. Поверье, что оборотня-ниндзя невозможно связать так, чтобы тот не освободился, частично является правдой. Разгадка лежит в умении воина максимально напрягать мышцы таким образом, чтобы при расслаблении тела веревки переставали туго его обхватывать.
  5. Способность ходить по вертикальным поверхностям воспитывалась годами тренировок в лесу.

Кроме того, специальные скобы позволяли шпиону надолго закрепиться на потолке, поджидая удобного момента для активных действий.

Ниндзя. Воин-тень. Часть 2: Тренировки с малых лет

Ниндзя с детства приучались не дорожить жизнью, однако никто из них, конечно, не торопился отправиться в мир иной и возродиться в лучшем случае цветком или бабочкой. Со своей стороны они делали все возможное, чтобы избежать подобной участи. Понимая, что все рискованные предприятия зависят не столько от храбрости, сколько от квалификации участников, дзёнин всячески радели о воспитании подрастающего поколения и подготовке кадров. Плоды их усилий выражались в серийном производстве суперменов-разведчиков, каждый из которых воплощал в себе самые причудливые фантазии современных сочинителей детективов.

Тренировка ниндзя начиналась с младенчества. У родителей не было выбора, ибо карьера ребенка диктовалась принадлежностью к касте отверженных и успех в жизни, то есть выдвижение в ряды тюнин, зависел исключительно от личных качеств бойца.

Физическая подготовка начиналась с колыбели. В доме плетеная люлька с малышом обычно подвешивалась в углу. Родители время от времени раскачивали люльку сильнее, чем было необходимо для укачивания, так что она ударялась бортами о стены. Ребенок на первых порах пугался сотрясения и плакал, но постепенно привыкал и инстинктивно сжимался в комочек при толчке. Через несколько месяцев упражнение усложнялось: ребенка вынимали из люльки и подвешивали в свободном состоянии «на вожжах». Теперь при ударе о стенку он должен был не только сконцентрироваться, но и оттолкнуться ручкой или ножкой. Сходные игровые упражнения проделывались и в обратном порядке, когда на ребенка катили мягкий, но довольно тяжелый шар. Подчиняясь инстинкту самосохранения, малыш поднимал руки, чтобы защититься, «ставил блок». Со временем он начинал находить вкус в такой игре и уверенно расправлялся с «противником».

Для развития вестибулярного аппарата и мышц младенца периодически раскручивали в разных плоскостях или, взяв за ноги и опустив головой вниз, заставляли с маху «выходить в стойку» на ладонях взрослого.

В ряде рю юный ниндзя в полугодовалом возрасте начинал заниматься плаванием и осваивал технику плавания раньше, чем ходьбу. Это развивало легкие и давало прекрасную координацию движений. Привыкнув к воде, ребенок мог часами оставаться на поверхности, нырять на большую глубину, задерживать дыхание на две-три минуты и более.

Для детей от двух лет вводились игры на быстроту реакции: в «цап-царап» или «сороку-воровку», требующие мгновенного отдергивания руки или ноги.

Примерно с трех лет начинался специальный укрепляющий массаж и постановка дыхания. Последнему придавалось решающее значение во всем дальнейшем тренинге, напоминавшем китайскую систему цигун.

Как и в китайских школах кэмпо, вся подготовка ниндзя осуществлялась в рамках триединства Hебо-Человек-Земля и основывалась на принципе взаимодействия пяти стихий.

Гимнастика и акробатика

Как только ребенок обретал устойчивость на земле и на воде, то есть мог хорошо ходить, бегать, прыгать и плавать, занятия переносились в «Hебо». Сперва бревно средней толщины укреплялось горизонтально над самой поверхностью земли. Hа нем ребенок разучивал несколько простых гимнастических упражнений. Постепенно бревно поднималось все выше над землей, одновременно уменьшаясь в диаметре, а комплекс упражнений значительно усложнялся: в него входили такие элементы, как «шпагат», прыжки, перевороты, сальто вперед и назад. Затем бревно заменялось тонкой жердью, а со временем — натянутой или провисшей веревкой. После таких тренировок ниндзя ничего не стоило перебраться через пропасть или замковый ров, перебросив веревку с крюком на противоположную сторону.

Отрабатывались также приемы лазанья на деревья с голым стволом (с веревочной петлей вокруг ствола или без нее), прыжки с ветки на ветку или с ветки на лиану. Особое внимание уделялось прыжкам с высоты и в высоту. При прыжках с высоты шло медленное, осторожное наращивание сложности с учетом возрастных особенностей организма. Существовали также различные способы амортизации удара при падении с помощью ног, рук и всего тела (в перевороте). Прыжки с высоты 8-12 м требовали специальных «смягчающих» сальто. Учитывались и особенности рельефа: так, на песок или торф можно было прыгнуть с большей высоты, на каменный грунт — с меньшей. Благоприятным фактором при «высотных» прыжках были деревья с густой кроной, которая могла спружинить и дать возможность ухватиться за ветку. Отдельной дисциплиной были прыжки в воду.

Прыжки ниндзя в высоту, о которых сложено немало легенд, строились главным образом на регулировке дыхания и умении мобилизовать ки. Однако в детстве осваивалась лишь техника движений. Существовало много способов прыжка в высоту, но предпочтение всегда отдавалось прыжку «перекатом», руками вперед, с сальто или без него, с разгона или с места. В подобных прыжках, которые служили для преодоления небольших препятствий — заборов, повозок, вьючных животных, а иногда и цепи преследователей, важно было, приземлившись, сразу выйти в боевую стойку. Прыжки в высоту обычно отрабатывались на простейшем «тренажере» — вместо планки ребенок должен был перепрыгнуть через куст колючего кустарника, но на «экзаменах» использовалось и настоящее оружие, о которое, в случае неудачи, можно было серьезно пораниться. Столь же кропотливо отрабатывались прыжки с шестом, который позволял в мгновение ока перемахивать через стены высотой в несколько метров. Прыжки в длину через глубокие рвы и «волчьи ямы» должны были воспитать способность не бояться глубины и навык приземления не только на ноги, но и на руки с подтягиванием.

Особый раздел составляли «многоступенчатые» прыжки. В качестве подготовительного упражнения к ним следовало освоить бегание по вертикальной стене. С небольшого разгона человек пробегал по диагонали вверх несколько шагов, стараясь по возможности сохранять равновесие за счет большого угла к поверхности земли. При должном навыке ниндзя мог таким образом взбежать на трехметровую скалу и остановиться на гребне либо, резко оттолкнувшись от опоры, прыгнуть вниз и неожиданно атаковать противника. В китайском цюаньшу такой прием получил название «тигр, прыгающий на утес». Другим вариантом многоступенчатого прыжка было заскакивание на невысокий (до 2 м) предмет, который служил как бы трамплином для следующего, финального прыжка на общую высоту до 5 м. Такая техника в сочетании с использованием миниатюрных портативных пружинящих трамплинов нередко создавала иллюзию «полета по воздуху».

Развитие силы и выносливости служило основой всех тренировок ниндзя. Здесь одним из наиболее популярных упражнений для детей было «подвешивание» на ветке дерева. Цепляясь двумя руками (без помощи ног) за толстую ветку, ребенок должен был провисеть несколько минут на большой высоте, а затем самостоятельно вскарабкаться на ветку и спуститься по стволу вниз. Постепенно время «виса» доводилось до часа. Взрослый ниндзя мог таким образом висеть на внешней стене замка под самым носом у часовых, чтобы, улучив удобный момент, пробраться в помещение. Естественно, практиковались многочисленные отжимания, поднятие тяжестей, хождение на руках.

Одна из загадок нин-дзюцу — хождение по потолку. Сразу же оговоримся, что ни один ниндзя не умел ходить по обычному гладкому потолку. Секрет заключался в том, что потолки японских комнат украшены открытыми рельефными балками и стропилами, проходящими на небольшом расстоянии друг от друга. Упираясь руками и ногами в параллельные балки или же цепляясь при помощи «кошек» за одну балку, повиснув спиной к полу, ниндзя мог перебраться через всю комнату. Тем же манером, но уже прыжками, он мог взобраться вверх, упираясь в стены домов на узкой улочке или в коридорах замка.

Умение ходить и бегать

Одним из любопытных аспектов обучения ниндзя был бег на разные дистанции. Марафонский бег был нормой для любого ребенка в возрасте 10-12 лет: он покрывал за день несколько десятков километров почти без остановок. Такого рода навыки требовались не только для того, чтобы уйти от погони, но и для передачи важных сообщений. Hа очень больших расстояниях применялся принцип эстафеты. В спринте «индикатором» достаточной скорости служила, обычная соломенная шляпа. Hа старте следовало прижать шляпу к груди, и, если она оставалась там прижатая потоком встречного воздуха до самого финиша, зачет считался сданным. Бег с препятствиями мог принимать самые разнообразные формы. Hа трассе ставили барьеры, капканы и ловушки, протягивали веревки в траве, вырывали «волчьи ямы». Юный ниндзя должен был, не прерывая движения, на ходу подметить следы присутствия человека и обогнуть препятствие или перескочить через него.

Для того, чтобы передвигаться по территории противника, мало было уметь хорошо бегать — нужно было учиться ходьбе. В зависимости от обстоятельств ниндзя мог использовать один из следующих способов ходьбы:

  • «крадущийся шаг» — мягкое бесшумное перекатывание с пятки на носок;
  • «скользящий шаг» — обычный способ перемещения в кэмпо дугообразными движениями стопы;
  • «уплотненный шаг» — перемещение по прямой, носок вплотную прижат к пятке;
  • «прыжковый шаг» — прыжки на одной ноге;
  • «большой шаг» — нормальный широкий шаг;
  • «малый шаг» — передвижение по принципу «спортивной ходьбы»;
  • «врезка лунок» — ходьба на носках или на пятках;
  • «ходьба вразбивку» — зигзагообразные движения;
  • «обычный шаг», «ходьба боком» — перемещение «приставным шагом» или спиной, чтобы помешать погоне определить направление движения.

При групповых операциях на местностях, где хорошо были видны следы, ниндзя чаще всего передвигались гуськом, след в след, скрывая количество людей в отряде. Основными требованиями при ходьбе любым способом были быстрота, экономия сил и контроль дыхания. Важным дополнением к искусству ходьбы было передвижение на высоких легких ходулях из бамбука — такуэума, которые в случае необходимости можно было изготовить за несколько минут.

Обитатели труднодоступных горных районов, ниндзя были прирожденными альпинистами. Ребенок сызмальства приучался карабкаться по скалам и каменистым осыпям, спускаться в расселины, переправляться через стремнины и бездонные пропасти. Все эти навыки впоследствии должны были помочь лазутчику взбираться на неприступные стены замков и проникать во внутренние покои монастырей. Искусство скалолазания (сака-нобори, или тохэки-дзюцу) было одним из самых сложных предметов в программе обучения ниндзя. Хотя для облегчения подъема существовали некоторые вспомогательные инструменты, считалось, что настоящий мастер должен взбираться по отвесной стене, не прибегая ни к чему, кроме собственных рук и ног. Секрет заключался в умении концентрировать силу и жизненную энергию ки в кончиках пальцев. Таким образом, малейший выступ или бугорок на поверхности стены становился надежной точкой опоры. Hащупав хотя бы два-три выступа, ниндзя мог уверенно продолжать путь наверх. Мысленно в это время он устремлялся «в глубь» стены, как бы прилипая телом к каменному массиву. Стены замков, сложенные из огромных обтесанных глыб, могли считаться неприступными благодаря своей высоте и крутизне, но для тренированного лазутчика преодолеть подобное препятствие со множеством щелей и щербин не составляло особого труда.

Боевая подготовка ниндзя

В средние века жизнь человека нередко зависела от коня. Вспомним Ричарда III, который на поле боя щедро сулил «королевство за коня».

Конь был верным боевым спутником самурая и не раз выручал в беде разведчика. Хотя условия местности в лагерях ниндзя редко позволяли держать коней и передвигались они в основном пешком, самурайское искусство верховой езды (ба-дзюцу) также входило в курс обучения. Вольтижировка ниндзя помимо обычной выездки, скачек с препятствиями к стрельбы с седла предусматривала некоторые акробатические трюки. Юный ниндзя осваивал технику езды под брюхом лошади или свесившись на один бок, так что стрелы противника были ему не страшны. Он должен был уметь вскакивать на мчавшуюся лошадь, на всем скаку падать из седла, свешиваться на стременах и волочиться по земле, притворяясь убитым. Одним из самых сложных номеров была перескакивание с лошади на лошадь. Еще труднее был прыжок на лошадь с земли, при котором следовало ногой вышибить из седла всадника и занять его место. Кое-чего, правда, ниндзя не умели, например, стоять в седле, но это объясняется только отсутствием традиции. Во всяком случае, любой ниндзя в искусстве джигитовки намного превосходил среднего самурая.

Приблизительно с четырех-пяти лет мальчиков и девочек в лагере ниндзя начинали обучать борьбе без оружия и с оружием — по системе одной из школ дзю-дзюцу, но с обязательным включением акробатических элементов, что давало бойцу явные преимущества в схватке. Кроме того, детей подвергали жестоким и весьма болезненным процедурам с целью добиться свободного расчленения суставов. В результате многолетних упражнений суставная сумка расширялась, и ниндзя мог по собственному усмотрению «вынуть» руку из плеча, «отстегнуть» ногу, перевернуть стопу или кисть. Эти странные свойства были неоценимы в тех случаях, когда шпиону приходилось пролезать в узкие отверстия или освобождаться от пут, наложенных каким-нибудь хитроумным способом. Оказавшись в руках преследователей и дав себя связать, ниндзя обычно напрягал все мышцы, чтобы потом ослабить веревку общим расслаблением, «вынимал» руки, чтобы петли соскользнули с плеч. Дальнейшее уже было делом техники. Тем же манером ниндзя мог освободиться от болевого захвата или замка. В фехтовании расчленение сустава позволяло на несколько сантиметров удлинить руку при ударе.

В некоторых школах добивались также ослабления восприимчивости к боли. Для этого с ранних лет тело обрабатывалось специальным «болевым» массажем, в который входили постукивания и сильные удары, щипки, хлопки, а позже — «накатывание» корпуса, рук и ног при помощи граненой палки. Со временем образовывался тонкий, но прочный мышечный корсет, а болевые ощущения значительно притуплялись.

Естественным сопровождением всего комплекса физического воспитания было общее закаливание организма. Детей не только приучали ходить в любую погоду почти нагишом, но и заставляли часами сидеть в ледяной струе горной реки, ночевать в снегу, день проводить на палящем солнце, подолгу обходиться без пищи и воды, добывать пропитание в лесу.

Чувства на пределе

Острота чувств доводилась до предела, ибо от правильной и быстрой реакции зависела жизнь. Зрение должно было помогать ниндзя не только выведывать секреты неприятеля, но и благополучно избегать западни. Поскольку разведывательные операции обычно проводились ночью, возникала насущная потребность ориентироваться в темноте. Для развития ночного видения ребенка периодически помещали на несколько дней и даже недель в пещеру, куда едва пробивался снаружи дневной свет, и заставляли уходить все дальше и дальше от источника света. Иногда применялись свечи и факелы. Постепенно интенсивность света сводилась к минимуму, и ребенок приобретал способность видеть в кромешном мраке. В результате регулярного повторения подобных тренировок эта способность не исчезала, а, наоборот, закреплялась.

Зрительная память развивалась специальными упражнениями на внимательность. Hапример, на камне раскладывался набор из десяти предметов, прикрытый платком. Hа несколько секунд платок поднимался, и юный ниндзя должен был без запинки перечислить все увиденные предметы. Постепенно число предметов увеличивалось до нескольких десятков, состав их варьировался, а время демонстрации сокращалось. После нескольких лет такого обучения разведчик мог по памяти восстановить во всех деталях сложную тактическую карту и дословно воспроизвести дюжину страниц единожды прочитанного текста. Hаметанный глаз ниндзя безошибочно определял и «фотографировал» рельеф местности, расположение коридоров замка, малейшие изменения в маскировке или поведении часовых.

Слух доводился до такой степени изощренности, что ниндзя не только различал по голосу всех птиц и угадывал в птичем хоре условный сигнал партнера, но и «понимал язык» насекомых и пресмыкающихся. Так, умолкший хор лягушек на болоте говорил о приближении врага. Громкое жужжание комаров под потолком комнаты свидетельствовало о засаде на чердаке. Приложив ухо к земле, можно было на огромном расстоянии услышать топот конницы. По звуку камня, брошенного со стены, можно было определить глубину рва и уровень воды с точностью до метра. По дыханию спящих за ширмой можно было точно высчитать их количество, пол и возраст, по звону оружия определить его вид, по свисту стрелы — дистанцию до лучника. И не только это…

Приспосабливаясь к действиям в темноте, ниндзя учились видеть по-кошачьи, но в то же время стремились компенсировать зрение за счет слуха, обоняния и осязания. Кроме того, тренировка, рассчитанная на продолжительную слепоту, призвана была развить и великолепно развивала экстрасенсорные способности.

Многолетние упражнения сообщали уху ниндзя собачью чуткость, но его поведение в темноте было связано с целым комплексом слуховых, обонятельных и осязательных ощущений. Hиндзя мог вслепую судить о близости огня по степени теплоты, о соседстве человека — по звуку и запаху. Мельчайшие перемены вентиляционных струй позволяли ему отличить сквозной проход от тупика и большую комнату от каморки. При длительном отключении зрения у человека быстро прогрессировала способность ориентироваться как в пространстве, так и во времени. Hиндзя, не имевший, естественно, часов, орудуя в закрытом помещении, был лишен возможности высчитывать время по звездам. Тем не менее, основываясь на своих ощущениях, он определял, который час, с точностью до нескольких минут.

Hаиболее талантливые ученики через несколько лет занятий действовали с повязкой на глазах почти так же свободно, как и без нее. Культивируя в себе способности к внушению, они устанавливали порой «телепатический контакт» с невидимым противником, сидящим в засаде, и наносили упреждающий удар точно в цель. В японских домах с обилием раздвижных перегородок из вощеной бумаги и ширм, где глаза далеко не всегда могли поведать о местонахождении врага, все прочие органы чувств приходили на помощь. Пресловутое «шестое чувство», или «экстремальный разум» (гоку-и), о котором так любили рассуждать теоретики бу-дзюцу, по сути дела являлось производным от имеющихся пяти, а точнее, трех — слуха, обоняния и осязания. С их помощью можно было избежать ловушки и даже отразить, не оборачиваясь, нападение с тыла.

Читателя, сомневающегося в достоверности столь экзотических талантов, мы можем отослать, например, к сочинению Дени Дидро «Письмо о слепых в назидание зрячим», где описываются еще более фантастические свойства человеческой натуры. В частности, Дидро приводит такой поучительный случай, сопровождая его верным обобщением: «Слепой так правильно реагирует на шум и на голос, что я не сомневаюсь: упражнение в этом может сделать слепых очень ловкими и очень опасными. Я расскажу вам по этому поводу один эпизод со слепым, который убедит вас в том, что если бы он научился пользоваться соответствующим оружием, то было бы довольно неблагоразумно подставлять грудь под его пистолетный выстрел или ожидать удара камнем. В молодости у него (слепого) была стычка с одним из братьев, окончившаяся довольно плачевно для последнего. Раздосадованный на него из-за каких-то неприятных замечаний, слепой схватил первый попавшийся под руку предмет, бросил в брата, попал ему в лоб, и тот упал».

Что случайности здесь не было и что подобный навык может воспитать в себе зрячий, подтвердят охотники, стреляющие «на звук».

Обоняние также говорило ниндзя о присутствии людей или животных, а кроме того, помогало понять расположение покоев замка. Гостиная, спальня, кухня, не говоря уже об отхожем месте, резко различались по запахам. К тому же обоняние, а в равной степени и вкус были незаменимы при некоторых фармацевтических и химических операциях, к которым порой прибегали ниндзя.

Физическая подготовка ниндзя продолжалась вплоть до наступления зрелости, которое знаменовалось обрядом посвящения в члены рода. Инициация обычно проводилась, как и в самурайских семьях, в пятнадцать лет, но иногда и раньше. Только став полноправными членами общины, юноши и девушки переходили от стандартного психофизического тренинга к познанию сокровенных таинств духа, заключенных в учении монахов-ямабуси, в Дзэн и в изощренных методиках Йоги.

Тактика ведения боя в ниндзюцу

Вся деятельность ниндзя подчинялась семи основополагающим принципам:

  1. Победа – это четкое выполнение задания, а не устранение противника. Шпионы не должны были оставлять следов своего присутствия, поэтому убивали только тех, кто становился помехой на пути к достижению поставленной цели.
  2. Все действия ниндзя были направлены на успешное завершение миссии. Лазутчики стремились обезвредить противника, не вступая в открытый бой. В ход шли любые подручные материалы. Приемы рукопашного боя применялись ровно в той мере, какая была нужна для достижения требуемого результата.
  3. Главное – внезапность. Ниндзя часто имели дело с прекрасно обученными воинами. Отвлечь внимание противника, усыпить его бдительность и обмануть органы чувств можно было, используя элемент неожиданности (резкое нападение сзади, использование традиционного оружия в нестандартной манере, использование шипастых перчаток и других средств нападения, знакомых только шпионам).
  4. Условия окружающей среды служили ниндзя так же верно, как их собственное тело. Перед началом операции лазутчики внимательно исследовали местность. Используя погодные условия и особенности рельефа в своих целях, они могли быстро победить неприятеля за считанные секунды.
  5. Стиль сражения зависел от умений противника. Ниндзя приходилось вступать в схватку со многими воинами. Все они обладали разными навыками и уровнем мастерства, имели свои сильные и слабые стороны. Лазутчики должны были проанализировать особенности внешности и манеры поведения врага, учесть обстановку и точно определить, стиль какой стихии наиболее эффективен в данном случае. Например, стиль ветра не применялся в замкнутых пространствах. Стихия огня использовалась при встрече с робким противником.
  6. Шпион не должен был быть узнанным ни при каких обстоятельствах. В целях маскировки ниндзя использовали черные маски дзукин и дымовые бомбы.
  7. Успех операции напрямую связан с умением шпиона быть бесшумным и невидимым для противника. Невидимками ниндзя помогал стать камуфляжный костюм. Кроме того, лазутчики старались не появляться в поле зрения противника, используя опережающие движения, припадая к земле и прячась за окружающими предметами. Если враг засекал угрозу, можно было ослепить его разъедающим порошком или яркой вспышкой огня. Лишившись способности видеть, неприятель ориентировался на слух. Поэтому движения ниндзя были абсолютно бесшумны. Исключение составляют звуки, которыми шпионы намеренно дезориентировали соперника.

Вышеуказанные принципы ведения боя в основном помогали ниндзя с честью выполнять задания.

«Бой стихий» в ниндзюцу

Суть подготовки ниндзя заключалась в овладении пятью стихиями – Землей, Огнем, Водой, Ветром и Пустотой. Для этого нужно было войти в особое психологическое состояние, которое позволяло достичь сверхчеловеческих результатов. Источником для запуска той или иной программы служили мысленные образы, помогавшие воинам перевоплощаться в определенную стихию:

  • образ лавины в стихии Земли символизировали разрушительную контратаку;
  • стихия Огня (образ языков пламени) подразумевала быстрые прямолинейные атаки, что обеспечивало победу над трусливым противником;
  • стиль боя Воды походил на морские волны: ниндзя уворачивался от ударов, раз за разом возвращаясь с контратакой;
  • стихия Воздуха могла воплотиться в образе тайфуна, ломающего и крушащего все вокруг. В этом случае преобладали броски, круговые движения с ударом, внезапное исчезновение из поля зрения врага путем резких прыжков, кувырков и т.д.

Согласно учению ниндзя, тело воина и есть его главное оружие. Любые вспомогательные предметы (посох, сюрикен, нож и т.д.) не должны были изменять характера движений шпиона. Молниеносные, точные удары поражали болевые точки на теле противника и выводили его из строя до того, как он успевал понять, откуда нападал лазутчик.

Неко-тэ


© paart-budo-buki.blogspot.com
Даже ногти ниндзя были оружием. Металлические когти, называемые «неко-тэ» были оружием женщин-ниндзя. Эти когти прикреплялись к пальцам различными способами. Иногда их просто надевали на пальцы, как напёрстки. В иных случаях к каждому когтю крепились кольца, которые и надевали на пальцы. Сами когти чаще всего были металлическими, но иногда металл заменяли и тонкими кусочками бамбука. Острые как бритва когти часто изготавливались даже из старых украшений и заколок. Своё название оружие получило из-за внешнего сходства с когтем хищника, так как внешне оно выглядело как небольшие колпачки, надеваемый не каждый палец. «Неко» в переводе означает «кот», «тэ» переводится как «рука».

Кланы ниндзя

Существовало несколько кланов ниндзя, готовивших непревзойденных воинов-шпионов. Каждый клан специализировался на конкретной деятельности и приемах ведения боя.

  1. Ниндзя из клана Фума занимались диверсионной и террористической деятельностью. Они могли надолго задерживать дыхание под водой, разрушая днища судов противника.
  2. Воины клана Гекку использовали в качестве основного оружия собственные пальцы. Быстрыми и сильными ударами они поражали болевые точки на теле врага, за счет чего бой длился всего несколько секунд.
  3. Клан Коппо использовал технику борьбы, которая в современной Японии носит название коппо-дзюцу, одного из стилей рукопашного боя в искусстве нимпо.
  4. Шпионы клана Хаттори мастерски владели техниками боя на копьях, или яри-дзюцу.
  5. Клан Кога специализировался на применении взрывчатых веществ.
  6. Бойцы клана Ига получили известность благодаря своим разработкам. Многие виды оружия для ниндзя придумали именно они.

Абсолютно все ниндзя умели потрясающе маскироваться, бесшумно подкрадываться к жертве и устранять противника еще до того, как тот заметит лазутчика. Однако каждый клан имел свои секретные техники, тайна которых ревностно защищалась от конкурентов.

Занятия ниндзя

Чем занимались легендарные воины тени? Зачастую их занятия были куда прозаичнее, чем показано в фильмах и книгах. Приёмы ниндзя позволяли им играть любую роль. Встретить одного из них в классических чёрных одеждах, скрывающих лицо, было практически невозможно. Ниндзя всегда соответствовал среде, в которой ему приходилось работать. Если он был в обществе самураев, то он вёл себя как самурай и был одет соответственно. Среди крестьян и нищих он был облачён в лохмотья. Актёрская игра такого лазутчика была столь искусна, что могла обмануть даже самого хитрого врага. Зачастую работа ниндзя проводилась так тихо и гладко, что невозможно было даже узнать о том, что он тут был.

приёмы рукопашного боя

Вопреки стереотипному мнению, эти гении маскировки крайне редко участвовали в заказных убийствах. В основном они занимались разведкой, добычей секретной информации и проведением диверсий в лагере неприятеля. То есть ниндзя были аналогом Джеймса Бонда, а не безжалостными наёмными убийцами, хотя, по всей видимости, их привлекали и к такой деятельности, так как они в совершенстве осваивали приёмы рукопашного боя.

Секретный язык ниндзя

Тайный язык воинов-шпионов – дзюмон – состоял из 9 слогов-заклинаний и соответствующих фигур из пальцев. Произнесение одного из заклинаний позволяло ниндзя входить в определенные психологические состояния и показывать сверхчеловеческие результаты.

Монахи-ямабуси считали, что каждый палец связан с телесным энергетическим каналом. Создавая комбинации из пальцев, воин должен был добиться мобилизации внутренних ресурсов организма.

Помимо этого, каждый клан имел тайный язык общения для передачи секретной информации. Коды быстро становились известны кланам-конкурентам, поэтому язык постоянно менялся.

Времена существования ниндзя

Считается, что кланы ниндзя окончательно сформировались примерно в X веке нашей эры. В те времена их услугами пользовались вельможи для разрешения своих конфликтов. Секретные приёмы ниндзя идеально подходили для получения преимущества в борьбе за власть. Особенной популярностью услуги синоби пользовались во время объединения Японии. Это происходило приблизительно в 1460-1600 годах. Тогда все стороны конфликта пользовались услугами ниндзя, чтобы получить хоть какое-нибудь преимущество в этой чудовищной войне.

меч ниндзя

Однако, в последующие годы сёгун Токугава решил, что слишком опасно оставлять свободолюбивые кланы. Более того, раз уж ниндзя были наёмниками, служившими тому, кто хорошо платит, то их услуги могли быть использованы против него, что совсем не входило в планы амбициозного сёгуна. В результате он стравил между собой два крупнейших клана — Ига и Кога. Кровопролитное противостояние между ними закончилось тем, что большинство ниндзя были уничтожены. Оставшиеся в живых были слабы и разрознены, что заставило их присягнуть на верность Токугаве.

Женщины в ниндзюцу

Женщины-ниндзя носили название куноити. В быту они чаще всего были гейшами, пользовавшимися в средневековой Японии всеобщим уважением и потому имевшими доступ в дома знати. Гейши были прекрасно образованны, умели играть на музыкальных инструментах, хорошо танцевали, знали премудрости кулинарного искусства и секреты женской красоты.

Женщина, рожденная в клане ниндзя, знала все тонкости ремесла гейши, но при этом была профессиональной убийцей. Многие полководцы и правители средневековой Японии погибли от рук прекрасных гейш. Хватало острой заколки в волосах или кольца с ядовитым шипом, чтобы незаметно поразить жертву.

Также женщины-ниндзя могли отвлекать стражников, пока другие шпионы беспрепятственно пробирались в стан врага. Основное внимание при обучении женщин-воинов уделялось использованию ядов, а также любых подручных средств в качестве оружия.

Нобунаги Ода

Как ни пытались ниндзя воздерживаться от прямого участия в войне, у них это не получилось. Нобунаги Ода, жёсткий военный лидер, желавший объединить страну, сумел-таки уничтожить клан Ига — сильнейшую организацию синоби. Он не оставил камня на камне в местности, где обосновался этот могущественный клан и в результате жестокого противостояния сумел победить своих врагов. Оставшиеся в живых представители клана разбрелись по стране. Однако эта победа далась храброму самураю непросто. Многие тысячи солдат полегли от рук ниндзя.

приёмы ниндзя для начинающих

История возникновения ниндзюцу

Истоки ниндзюцу берут начало в первобытных временах. Лучшие охотники обладали способностью часами выслеживать добычу, умели читать следы и незаметно подкрадываться к животному. Однако в средневековой Японии ниндзюцу представляло собой не набор охотничьих умений, а боевое искусство.

Японские историки полагают, что на становление ниндзюцу как особого учения повлиял знаменитый трактат по ведению военных действий «Сунь-цзы», в котором китайский стратег Сунь У впервые изложил систематизированную информацию об использовании в военном деле опытных разведчиков. Доводы Сунь У опирались исключительно на логику и рациональное мышление. Как и все представители конфуцианства, мыслитель отвергал значение магии в военном деле.

Трактат был написан примерно в V веке до н. э. Однако в Японию он попал только через 12 столетий, когда Китай захватили идеи многочисленных религиозных сект, которые, напротив, считали магию и гадания реальной силой при борьбе с врагом. Поэтому вместе с «Сунь-цзы» в Японии стали популярны трактаты, описывавшие специальные заклинания для невидимости.

Японское ниндзюцу формировалось под влиянием религиозно-мистических идей синкретического учения Сюгэндо. Его последователи – горные отшельники ямабуси, которые во второй половине XII века установили контроль над значительными территориями внутри страны. Чтобы поддержать свою власть, они использовали силы армии монахов-воинов. Век спустя японские военачальники начали использовать ямабуси в качестве умелых разведчиков.

Происхождение


Ниндзюцу на иллюстрации XIX века
Считается, что тайные кланы ниндзя возникли в Японии одновременно с самурайским сословием в —XII веках. Прообразом ниндзя считаются секты горных отшельников ямабуси VIII века, исповедовавших направление буддизма школы Сингон. Ямабуси поощряли тяжёлые и изнурительные тренировки своих адептов, а также тщательно сохраняли собранные на протяжении веков знания по медицине, химии, астрологии. Ямабуси были приверженцами полного слияния с природой. Изначально тайные школы ниндзюцу не имели ничего общего с военными организациями ни по своей методике подготовки, ни по своей философии. Однако со временем произошли изменения.

Происхождение самого боевого искусства ниндзюцу связывают, как и большинство восточных искусств боя, с китайскими источниками. Однако термин «ниндзюцу» охватывает лишь немногие особенности искусства ниндзюцу, такие как утаивание, созидание и поддержание ауры таинственности. В функции ниндзя входило проникновение к врагу, совершение саботажа или убийства и возвращение после успешного завершения миссии.

Традиционно ниндзя выполняли роль наёмников, которые предлагали себя в качестве шпионов, наёмных убийц, диверсантов, политических провокаторов и террористов большим и маленьким правителям японской феодальной эпохи. Ниндзя предлагали свои услуги лишь тем, кто готов был за них платить. Семьи ниндзя представляли собой тесно сплочённые коллективы, интегрированные в более крупные группы — кланы. Посторонний человек практически не имел возможности присоединиться к такой группе и стать ниндзя, для этого нужно было родиться в семье профессионалов. Искусство и другие хитрости хранились под секретом и передавались только от отца к сыну. Раскрытие секрета означало смерть от руки ниндзя из того же клана.

Расцвет ниндзюцу пришёлся на период Сэнгоку Дзидай (1467—1568). На это время приходится пик феодальных войн, и тогда насчитывалось около 70 кланов ниндзя. Легенды о ниндзя тоже относятся именно к этому периоду. Документальные свидетельства подтверждают существование в эту эпоху школ Ига и Кока.

В японской культуре ниндзя часто противопоставляются самураям[источник не указан 155 дней

]. Дело в том, что самураи превыше всего ставили идеалы воинского кодекса бусидо и в соответствии с ними стремились достойно сражаться и наилучшим образом подготовиться к смерти. Ниндзя исповедовали прямо противоположную философию. Главное для ниндзя — выполнить поставленную задачу, а так как основная их задача — разведка, то для успешного её выполнения необходимо было выжить любой ценой. Для ниндзя не могло быть запретных действий, не могли существовать какие-либо нравственные и религиозно-этические ограничения в методах ведения войны. Для достижения победы хороши любые средства, и ниндзя успешно все их использовали.

Первые ниндзя

Историки называют первым настоящим воином-ниндзя Отомо-но Сайдзина, жившего в конце VI века. Он находился на службе у принца Сётоку Тайси, прослывшего одним из самых великих правителей Японии. Точно не известно, за кем именно следил Сайдзин – за неприятельскими армиями или политическими противниками государственной власти. До потомков дошли сведения о его поразительной памяти и внимательности к деталям. Ниндзя имел знакомых среди простых людей, что делало его фактически связующим звеном между правителем и народом.

Сайдзин регулярно докладывал принцу обо всех криминальных происшествиях в стране. Благодаря этим сведениям Сётоку с поразительной для окружающих проницательностью разрешал споры и судебные дела.

Император Тэмму (673-686) считается вторым правителем, пользовавшимся услугами шпионов. Ему служил ниндзя Такоя, который прослыл известным диверсантом. Такоя в совершенстве овладел тактикой дезориентации противника за счет диверсионной деятельности во вражеском лагере. Под покровом ночи ниндзя пробирался в стан неприятеля, совершал поджоги, сеял панику среди воинов. В это время войска Тэмму незаметно подкрадывались с тыла и наносили молниеносный удар.

Одежда и снаряжение ниндзя

Днем ниндзя одевались как и все люди, дабы не выделяться из общей массы. А ночью они носили свободную одежду приглушенных цветов, не сковывающую движения. Темно-серый, красновато-коричневый, пепельный — эти цвета позволяли быть незаметными в темноте, чего и добивались ниндзя.

Из средств защиты синоби под одеждой носили пластины, защищающие места, по которым обычно бил враг.

Каждый ниндзя должен был иметь при себе снаряжение, которое ему может понадобиться во время «операции»:

Кагинава

Кагинава
Кагинава — крюк, закрепленный на шнуре (с его помощью можно было перелезать через стену, переправляться через водоем, связывать противника, ловить рыбу, охотиться).

Сэкихицу и ядатэ

Сэкихицу
Сэкихицу (грифель), ядатэ (чернильница с кистью), мел или уголь — с их помощью ниндзя записывали добытую информацию или наносили нужную метку.

Сандзяку-тэнугуи

Сандзяку-тэнугуи — полотенце цвета одежды, завязанное на поясе или положенное в карман. При необходимости им можно было защитить дыхательные пути от едкого дыма, связать врага, перевязать рану, отфильтровать воду и так далее.

Утидакэ

Утидакэ (цукэдакэ, хидакэ) — емкость для переноски тлеющих углей. Как правило, их делали из бамбука, изнутри выкладывали металлическими пластинами (чтобы избежать возгорания) и делали в корпусе отверстия для поступления воздуха. Носили на шнуре, привязывая к поясу.

Амигаса. Соломенная японская шляпа
Каса — национальная японская соломенная шляпа. Разновидностей шляп очень много, ниндзя выбирали нужную в зависимости от того, кем надо было представиться в данный момент. Как правило, синоби выбирали амигасу — шляпу самураев, имеющую широкие поля, под которой можно спрятать и свое лицо, и оружие.

Якухин

Якухин («аптечка») — маленькая коробочка с травами и противоядиями, подвешенная к поясу.

Монахи-воины сохэи

Некоторые историки считают основоположниками ниндзюцу монахов-воинов (сохэев). В поддержку этого мнения можно сказать: сохэи действительно организовали знаменитую школу подготовки ниндзя – Нэгоро-рю.

Начало деятельности монахов-воинов относится к X-му веку, когда буддийские монастыри приобрели значительные земельные владения.

В X—XII веках страну захлестнул политический хаос. К власти пришли временщики. Богатые монастыри стали легкой добычей для самураев и чиновников. Осознавая всю беззащитность своего положения, монахи с горы Хиэй создали военный отряд, который был призван обезопасить имущество монастыря от набегов неприятеля.

Очень быстро армия монахов перестала выполнять только оборонительную функцию и стала совершать атаки на храм Гион в Хэйане. В это время остальные крупные монастыри также позаботились о создании войска. Через несколько лет такие отряды были практически у всех монастырей Нары и Хэйяна.Воины-монахи ничем не уступали самураям в искусстве ведения военных действий. Численность отрядов быстро росла за счет посвящения в монахи всех желающих, прошедших военную подготовку. Часто в отряд вступали беглые крестьяне и мелкие преступники. Однако и воины высшего уровня, составлявшие гордость Японии, готовы были при первой опасности взять оружие в руки.

Период активных действий монахов-воинов продолжался с XI по XII века. Вплоть до второй половины XVI века их отряды во многом способствовали усилению хаоса, царившего в стране. Конец этому положили Ода Нобунага и Тоётоми Хидэёси, ставшие объединителями Страны восходящего солнца.

Легендарные ниндзя

История знает немало воинов-шпионов, достойных памяти потомков. Перечислим некоторых из них:

  1. Отомо-но Сайдзин вошел в историю Японии как первый ниндзя, который фактически служил осведомителем принца Сётоку Тайси. Некоторые ученые считают, что Сайдзин служил мэцуке (полицейским), но по методам ведения слежки он может быть причислен к профессиональным шпионам.
  2. Ниндзя Такоя специализировался на диверсионных актах: внезапные пожары вносили панику в ряды неприятеля и ослабляли бдительность. Благодаря этому японская армия беспрепятственно заходила с тыла и громила неприятельские войска.
  3. Унифунэ Дзиннай стал известен тем, что убил богатого феодала, пробравшись в дом жертвы через канализационную систему. Для этого ниндзя пришлось несколько дней просидеть в выгребной яме среди нечистот. Феодала лазутчик заколол копьем и ускользнул обратно тем же путем.

Упоминания о первом клане ниндзя содержатся в летописях IX-го века. Его основателем стал некий Дайцукэ. Именно этот клан при помощи монахов ямабуси первым стал готовить воинов для разведывательной и диверсионной деятельности.

Смысл жизни ниндзя был в выполнении задания. Только победа могла дать возможность его клану выжить и занять видное место в обществе. По этой причине пожертвовать собой ради миссии считалось делом чести. История не сохранила имена многих воинов-шпионов, отдавших жизнь во имя процветания своего рода.

Кем были ниндзя

Чтобы быть искусным наёмником, ниндзя приходилось перестраивать всю свою жизнь. Поэтому они не занимали определённое место в японской иерархии, а были вне её. В рядах ниндзя можно было встретить представителей любого сословия. В кинофильмах часто показывается противостояние самураев и лазутчиков, облачённых в тёмные одежды. Но на самом деле основными заказчиками ниндзя были именно самураи, постоянно воевавшие между собой. Более того, если один из них разорялся, то он зачастую переходил в один из кланов ниндзя, где весьма кстати приходилась самурайская техника боя.

Встречались в таких кланах и простолюдины. При этом нет доказательств того, что они заступались за крестьян и защищали их от самураев. Скорее всего, это лишь красивые легенды, романтизирующие образ ниндзя. Важно понимать, что воины ночи были наёмниками и выполняли любую работу, за которую им готовы заплатить. То есть решающим фактором в жизни их кланов были деньги, а не моральные ценности и убеждения. Кто больше заплатит, тому они и помогут. Поэтому приёмы ниндзя были направлены больше на шпионаж и добычу секретных сведений, чем на устранение врага.

Книги о ниндзюцу

Узнать больше достоверной информации о ниндзюцу можно из книг, написанных Масааки Хацуми или его учениками.

  1. Масааки Хацуми, «Сущность ниндзюцу, традиции 9 школ».

Издание поможет понять психологию воинов-ниндзя, культуру и философию средневековой Японии, а также расскажет о великих сэнсэях, о техниках тренировок и результатах, которые способны достичь люди, прошедшие суровую подготовку ниндзя.

  1. Стивен К. Хайес, «Ниндзюцу – боевое искусство невидимого воина».

Стивен Хайес – ученик Масааки Хацуми, получивший звание шидоси (учителя). Книга ориентирована на практическое применение – тренировку силы духа, интуиции, воли, выносливости и навыков выживаемости в любых условиях, а также на освоение искусства владения собственным телом.

  1. Валерий Момот,«От ниндзюцу к нинпо: основы Будзинкан тайдзюцу (практическое пособие)»

Автор книги – еще один ученик Масааки Хацуми. Пособие состоит из двух частей. В первой рассказывается о происхождении искусства ниндзюцу и о жизни средневековых шпионов. Вторая часть посвящена прикладной технике рукопашного боя с подробными планами занятий и визуальным материалом. Отличный вариант для тех, кто хочет больше узнать о воинах-невидимках и постичь основы боевых техник ниндзюцу.

Как следует из всего вышеуказанного, учение ниндзя включает не только приемы рукопашного боя, шпионское оружие и экипировку. Сюда входит и особая духовная практика, позволяющая овладеть пятью стихиями и превзойти человеческие возможности. Постичь тайны ниндзюцу – искусства невидимок – можно только путем тяжелых тренировок и ежедневных медитаций.

https://sk-atrium.su/aviaciya/priemy-nindzya.html